Главная МиссияКомитетыДокументыРуководствоСтруктураНа карте мираНовостиЗаявления

России и Китаю необходимо обеспечить полноценное проектное наполнение стратегических взаимоотношений

Верховный Комиссар ЕОЭС по финансам и инвестициям Олег Прексин дал интервью генеральному директору «Финансовой газеты» Тарасу Паращаку в связи с подготовкой специального выпуска этого старейшего экономического еженедельника, посвященного вопросам развития российско-китайских финансово-экономических отношений.

На вопрос о значении использования национальных валют двух стран для достижения поставленной Президентом Российской Федерации Владимиром Путиным и Председателем КНР Си Цзиньпином цели довести товарооборот между двумя странами к 2020 году до 200 миллиардов долларов в год руководитель финансово-инвестиционного блока ЕОЭС выразил сомнение в определяющей роли валютного фактора в развитии внешнеторгового обмена, хотя его значение нельзя и недооценивать.

В торговых расчетах между Россией и Китаем традиционно года доминирует доллар, хотя в последнее время наметилась тенденция к ослаблению его позиций. Российский рубль китайские компании пока не считают стабильной и предсказуемой валютой, и потому его доля во взаиморасчетах невелика. Рубль редко используется в крупных, долгосрочных контрактах, тогда как доля китайского юаня, напротив, растет. И та, и другая валюта имеют хорошие шансы для роста в расчетах по неторговым операциям в рознице и приграничной торговле. 

Главным средством и стимулом к достижению обозначенного руководителями двух стран амбициозного целевого показателя по товарообороту Олег Прексин считает не изменение валюты расчетов, а рост трансграничных инвестиций на основе надлежащего проектного наполнения российско-китайских отношений.

«Если будут проекты, которые в равной степени заинтересуют обе стороны, будут привлекательны для бизнеса и получат поддержку со стороны власти, то необходимая система расчетов обязательно сложится. Китайская сторона с большой осторожностью относится к введению свободной конвертируемости юаня, но двигается по этому пути целеустремленно и последовательно», – отметил он.

В структуре российского экспорта в КНР преобладают сырьевые товары, преимущественно энергоносители, тогда как в номенклатуре китайских поставок верхние позиции занимают поставки машин, оборудования и транспортных средств. Подобный состав внешнеторгового обмена создает объективные пределы для его дальнейшего роста и поэтому необходимо поддерживать новые направления сотрудничества, наращивать портфель совместных инвестиционных проектов на двусторонней и многосторонней основе.

«В СМИ много рассуждений о подключении России к стратегической китайской инициативе «Один пояс – один путь», но пока мало что делается. Есть грандиозные планы реконструкции Транссиба, открывающие захватывающие перспективы сотрудничества не только с китайскими предприятиями, но и с нашими западными партнерами. Но если дело пойдет такими же темпами, как строительство скоростной железнодорожной магистрали «Москва–Казань» (изначально ее планировалось запустить в 2018 году), то реализация такого мега-проекта не скоро скажется на общих объемах внешнеторгового оборота. Между тем, по расчетам специалистов, доходы бюджета от одного только транзита грузов через российскую территорию могут сравняться с поступлениями от экспорта энергетического сырья. А выгода от развития транспортной инфраструктуры, как доказывает мировой опыт, далеко не ограничивается бюджетными показателями», – заявил Верховный Комиссар ЕОЭС по финансам и инвестициям.

Раскрывая и дальше тему проектного наполнения стратегического партнерства между Китаем и Россией, Олег Прексин призвал искать перспективные формы и механизмы, открывающие путь к развитию новых производств не только для крупных предприятий, но и для малого и среднего бизнеса, находить проекты, способные дать толчок инновационному развитию целых регионов. В этой связи особое значение, по его мнению, имеют коллективные усилия стран-членов Евразийского экономического союза (ЕАЭС) по проектному наполнению соглашения об экономическом сотрудничестве с КНР, работа над которым вступила в завершающую стадию.

«Сегодня Евразийской экономической комиссией рассматриваются десятки проектов, в том числе связанных с транспортом и логистикой, но далеко не всегда они должным образом увязаны между собой. Зачастую они рассматриваются и продвигаются каждой страной-участницей ЕАЭС отдельно, а такие вещи надо решать совместно, – заметил Олег Прексин. – Создание общей, отвечающей требованиям времени транспортно-логистической сети, способно сыграть в развитии ЕАЭС такую же роль, какую в свое время выполнило для Евросоюза учрежденное в 1951 году Европейское объединение угля и стали. А в практическом плане здесь может помочь и опыт строительства в конце ХIХ – начале ХХ веков Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД)».    

«Выработать общую логику развития евразийской транспортно-логистической сети, нужно искать такие варианты, которые будут в равной степени интересны и России, и другим государствам ЕАЭС, и Китаю. Формирование такой сети может не только закрепить интеграционные процессы в Евразийском экономическом союзе, но и стать надежной базой для формирования общего экономического пространства по всей Евразии – от Лиссабона до Владивостока, от Сингапура и Мумбаи до Мурманска и Хельсинки», – заключил Олег Прексин.

Отдельно Евразийский Комиссар по финансово-инвестиционной деятельности остановился на итогах недавно состоявшегося по инициативе ЕОЭС Международного круглого стола высокого уровня, поддержавшего идею создания Евразийского совета по финансированию всеобщего роста и устойчивого развития. Действуя по формуле «Евразия+», Совет призван наладить на базе государственно-частного партнерства работу своего рода конвейера по подготовке и реализации экономически и социально значимых для Евразии инвестиционных проектов. И хотя данный Совет пока только формируется, его члены, по убеждению Олега Прексина, будут уделять особое внимание проектным инициативам в рамках, либо в развитие инициативы «Один пояс – один путь».

15 ноября 2017